Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Блогер

Верхний пост

В мой дневник стало заходить много гостей, и я решила, что пришло время для верхнего поста.

Хочешь чаю, кофе, что-то покрепче? Итак, начнем знакомиться. Меня зовут Полина, мне 33 34 35 лет, 36 лет. Только сейчас я начинаю жить осознанной и интересной жизнью, мне есть о чем рассказать тебе. Начинала я этот блог очень давно, но особенно не вела его, наверстываю упущенное.

Живу я в Москве. Живу с подругой. У нас двое собак: чихуахуа Динки и двортерьерьер Луна.
С ними можно будет познакомиться у меня в инстаграмме: @polinasaharova

По специальности я провизор (многие люди почему-то не знакомы с этой профессией, надеюсь ты к ним не относишься), но я очень люблю писать.

Если уже по порядку, то пишу я с детства, но под воздействием общества и, наверное, собственных тараканов, однажды поняла, что писать не моё и прекратила это занятие. Только недавно я встретила человека, который меня убедил в обратном.

Я несколько месяцев отзанималась на курсах журналистики и нашла работу в социальных сетях. Теперь я пишу там интересные посты, посещаю мероприятия, которые освещаю в интернете. Также мне иногда заказывают тексты для сайтов.

У меня есть основная работа. Я работаю в государственном учреждении химиком.


Collapse )

А теперь поехали!

Яндекс.Метрика


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Позитив

Наши «Крошечные истории», начало

Я не могу сказать, что начинать бизнес как то особенно страшно, неопределенно да, но не страшно.

Деньги тоже в бизнес приходит как-то нестабильно, то они есть, то их нет. В праздники, в дождь и прочие перипетии погоды может не быть продаж, и ты сидишь и медленно наблюдаешь как заканчиваются они ... деньги, а тебе нужно ещё так много купить. И в том числе для бизнеса.

Collapse )
Позитив

Стоп Мусорному полигону Малинки...

Мы тут пребываем в шоке, потому узнали сегодня, что вблизи Калужского шоссе будет функционировать крупнейший в Европе мусорный полигон "Малинки"

Он будет занимать огромнейшую территорию в 65 мусорных гектаров. (Как 100 футбольных полей. Как кладбище в Ростове-на-дону)

Раньше на этом месте уже была свалка площадью 8 га, ее закрыли, и вот теперь открывают аж в 8 раз больше.

Это трындец! И в год экологии:-((( - такие новости!

Даже слезы к глазам подступают. Это все скажется на нашем здоровье и здоровье наших детей.

И вот сидишь, читаешь такие новости, и вдруг понимаешь, что возможно, "валить из страны" - это единственный вариант. Забота о себе и своих детях.

Я спрашиваю, может писать петицию. Она уже написана и собрали 54 000 подписей, но юридической силы не имеет, лучше писать сразу президенту, а потом мы читаем, что бесполезно что-то писать, все уже решено! И скоро полигон начнёт функционировать.

А ведь рядом со свалкой есть города и населённые пункты, в которых воду берут из колодцев.

Это что же? бежать? Бежать без оглядки? Продавать все за копейки, потому что если останешься, то это кранты! Болезни, онкология, генетические отклонения, мутации, бесплодие, больные дети и прочее.

На мусорку, конечно, делаются большие ставки! Это доходы, доходы, доходы и доходы!

Но а люди? Мы ? с вами?

Неужели мы ничего не можем решить, и как-то остановить это безумие?
Позитив

Однажды осенью

Сейчас гуляла с Динкой по холодной осени. Вдыхала полной грудью запах и любовалась красками.

Хотелось все это унести с собой, но в итоге мой телефон не передавал всей красоты, поэтому только в памяти.

Я соскучилась и по блогу и по вам. Я не читаю вас и не пишу сюда. В последнее время я все чаще в инстаграме.

Как же я устала от Инстаграмм блогеров, от их выхолощенной жизни и одинаковых интерьеров, от их безупречных детей и сплошного позитива!

Это все так наигранно. Так шаблонно. У всех одно и то же.

Я устала и от злобных комментариев. Их пруд пруди. Люди такие злые и завистливые! И так неуверенны в себе! Им постоянно нужно самоутверждаться!

Не все, конечно, а те, кто отмечается подобным образом.

За то время, пока я не писала:
1) уволилась с работы. Я напишу пост об этом. Работа высосала всю энергию, но я набралась сил и ушла на вольные хлеба;
2) бабушка обжила пансионат. Ей там нравится и её очень все любят;
3) мы стали развивать собственный бизнес детской одежды, расстались с одними партнёрами, теперь начали работать с другими;
4) самое главное, мы начали ремонт. Не с целью, чтобы все было профессионально, а творческий наш уютный ремонт. Моих денег хватило только на кухню, и то мы её ещё не доделали. Сейчас стараемся заработать.
И 5 пункт
О нем позже.

Вот так! Сейчас пойду наверстывать и читать вас. В приоритете, конечно, те, кто читает меня, как всегда!
Позитив

Как детей учат "работать".

На выходных нашу компанию Tiny stories (Одежду для детства) пригласили стать участниками показа мод.

Collapse )

И мне интересно узнать ваше мнение относительно модельных агентств для детей!
Позитив

Немного о Kinfolk, фотосессии и детях. Часть 1

Я очень хорошо помню себя маленькой, и как я любила свободную комфортную одежду, и мне даром не дались все эти оборочки, украшения, которыми так восхищались родители.



Collapse )
Позитив

Воспоминания бабушки. главы 18,19,20.

Давид Абрамович Гилинский.

Мать Доди, первая жена моего отца – Лия Савельевна, жила на Дмитровском шоссе в коммунальной квартире. Её сын Давид до ареста отца постоянно жил с нами, у него была комната в доме на Набережной. Ему у нас больше нравилось, чем у матери, по моральному и материальному образу жизни.

В какой-то степени Додя заменил нам отца, ругал меня, когда я хулиганила, устраивал Таню в детский сад. Когда посадили отца, ездил в Лефортово для передачи денег, которые давали для отца его братья из Ленинграда. После ареста он вернулся жить к матери.

Мы переехали в новые комнаты.

Лидия Мефодьевна оставила в доме ту же няню, которая работала на моих родителей. Я зашла на кухню, а там она и запах чего-то вкусного. Запах детства!
Муж Лидии Мефодьевны – Василь Степанович Краюшкин экстренно решил обменять свою трехкомнатную квартиру, выданную ему ЦК партии. В итоге он получил две комнаты в коммунальной квартире на улице Божедомка (ныне улице Достоевского), дом 13/27.

Дом, где располагалась квартира, когда-то был построен очень известным врачом-гинекологом. До сих пор 2 и 3 этаж принадлежал гинекологической больнице. 2 этаж был отведен для врачей, сестер и обслуживающего персонала.

Комнаты в коммунальной квартире были разного размера. Наши - две проходные по 30 метров квадратных. В этих комнатах жили Лидия Мефодьевна, её муж – Василь Степанович, наша няня – Марфа Ивановна, я, Таня, приемная дочь Василия Степановича – Антонина Васильевна, её муж – Смолянинов Валентин и их маленькая дочка – Галина.

Я пошла в пятый класс школы, которая находилась недалеко от нашего дома. Бабушка сидела с Таней. Еду готовили на примусах и керосинках, которые стояли на плите большой кухни. В кухне был только один рукомойник, из крана текла только холодная вода. В нем умывались, мыли посуду, чистили кастрюли, овощи и фрукты.
Арест Василия Краюшкина.

В начале 1938 года к нам пришли три человека в военной форме и предъявили Василию Степановичу ордер на арест. Мне стало очень страшно. Я даже глаза закрыла. Не хотела видеть. Ко мне подошел один человек и предложил отправиться в школу. Дядя Вася попросил разрешение попрощаться со мной. Ему кивнули. Он подошел ко мне, обнял и громко сказал:
- Я даю честное слово, что я не виноват.
И его увели. Василия Степановича тоже судила Тройка, как и маму. Ему присудили пять лет лагерей. Когда закончился срок, его не выпустили. Так он и умер в ссылке.
Позитив

Воспоминания бабушки. глава 17. В детском распределителе

В детском распределителе.

Через 2-3 дня мое соседка по палате рассказала, что слышала о моем направлении в детский дом на Украину, а Таню – в детские ясли в Белоруссию. Тогда я отправилась прямиком к главному мужчине, и, едва сдерживая слезы, сказала:
- Нас же тетка обещала взять, я письмо писала.

Тогда он вынул откуда-то из ящика целую кучу писем, и спросил:
- Какое твое?

Я сразу заметила его в стопке, и телефон на нем, написанный моим аккуратным детским почерком.

- Это, - сказала я, развернулась и кинулась в палату. Там я сразу начала плакать, сначала тихо, потом все громче, и, в конце концов, со мной случилась истерика.

Я схватила со своей кровати одеяла и подушки, и стала все кидать в окно. Потом схватилась за оконную решетку и стала её трясти. Ко мне пришел главный мужчина с пачкой писем:
- Так, какое, ты говоришь, твое? – спросил он. Я указала.

На завтра он опять зашел ко мне:
- Собирайся, тебя ждет твоя тетка Лидия Мефодьевна.

Меня провели к выходу. Со скрежетом открылась железная дверь, и меня просто выпихнули из здания, около которого меня ожидали Лидия Мефодьевна, мой сводный брат, сын отца от первого брака, Давид Гилинский, и нянька Мария Яковлевна.

Я держала в руках записку, чтобы нам выдали Таню. Не помню, когда мне её сунули. Мы сразу же поехали в ясли за сестрой.

Нам вынесли какое-то инопланетное создание, стриженное наголо и всю украшенную зелёнкой, и сказали: «Вот она, ваша Таня». Она оглядела нас удивленными глазами и сказала:
- Ой, Неля, ой, Доди, а где мама?

После мы поехали в дом на Набережной и спали в коридоре.