Полина Фон Сахарова (osennij_les) wrote,
Полина Фон Сахарова
osennij_les

Category:

Бабушка ушла летом

11 июня навсегда остановилось её сердце. До сих пор некоторые фрагменты последних дней её жизни стоят у меня перед глазами, но скоро они забудется, останется только хорошее. Я - не могу повернуть время вспять, также как и не могу оставить бабушку с собой насовсем.

Как не грустно, но таков закон жизни, бабушки уходят, и нам внукам оставляют только воспоминания и мудрость.

Бабушки далеко не всегда покидают этот мир красиво, и впрочем смерть по мне довольно неприятна с виду, особенно от старости.

Бабушка дожила уже до такого момента, что она не могла просто попрощаться, единственное осмысленное предложение она сказала только тогда, когда её забирали в реанимацию, и не мне, а Мичиру: «Я не могу больше».

****
За день до этого нам позвонили из пансионата, и сказали, что бабушку забрали в больницу с очень низким давлением и высоким сахаром.

Я до последнего не хотела признать, что это последний бабушкин путь в больницу.

Но забрали её в Одинцовском больницу номер 3, которая находится недалеко от пансионата, мы с Мичиру взяли каршеринг (свою машину я уже продала) и отправились к бабушке.

Делимобиль - это самый первый каршеринг Москвы навсегда войдёт в историю нашей семьи.

Мы приехали в эту самую больницу, которая располагалась в каком-то селе, и вошли внутрь. Казалось, что людей здесь нет. По телефону мы узнали, что бабушку положили реанимацию, но когда мы шли по коридору, то в первой же палате мы нашли стонущую бабушку.

Палата - эта, как потом оказалась, была изолятором. Дежуривший врач объяснила нам, что бабушку перевели из реанимации в изолятор.

Привезли какого-то мужчину помоложе, а мест в реанимации мало, и бабушку положили в изолятор. Со стариками особенно не возиться. Они уже «отработанный» материал для нашего государства.

Как бы вам описать эту комнату, вся она чем-то была похожа на туалет или ванну, стены в облупившейся плитке. Белье, на котором лежала бабушка, в каких-то странных ржавых пятнах. Очень холодно. У бабушки одно одеяло, которое ее не греет.

Бабушка вела себя очень беспокойно. Хотела постоянно выдернуть капельницу и катетер. И что-то с себя стряхивала. Это потом я узнала, что так ведут себя люди, уходящие в мир иной.

Как младенчик бабушка засыпала периодически под «белый шум». Который Мичиру специально создавала голосом.

Когда она не спала, она постанывала. Говорила она мало, и не понятно: «на себя», «не могу». Одеяло было невозможно убрать. Бабушки было холодно, она кричала.

Посовещавшись, решили бабушку забирать из этого места. Решение пришло быстро.

К тому же мы поговорили с врачом: «что с ней надо быть, и ухаживать за ней, делать это некому», мы живем и работаем в Москве, у нас нет такой возможности.

Чтобы забрать бабушку, нужно было хотя бы узнать, какой у неё сахар в крови. В больнице не было даже тест-полосок, и я поехала за ними в пансионат. Заодно захватила несколько тёплых одеял, чтобы бабушка не застудилась.

Мы с Мичиру решили отвезти бабушку либо в пансионат, либо в Москву.

Я звонила, узнавала, сколько стоит машина, чтобы перевести бабушку, оказалось 6500 рублей, и мы решили, что как-то сами отвезём бабушку на каршеринге.

Да, сейчас я понимаю, что существовала вероятность, что она просто бы умерла у нас по дороге, но она доехала.
Мужчин в больнице не оказалось, перенести бабушку нам помогала медсестра этой больницы, также она пожелала нам удачи.

Почти всю дорогу бабушка кричала от боли, но иногда редко её отпускало, и она тихонечко дремала.

До сих пор я вспоминаю этот жуткий крик в ночи, а ехали мы казалось целую вечность.

Я ещё тогда думала, что возможно бабушка не умрет, ведь чтобы так кричать нужна энергия.

Она так сильно сжимала руку Мичиру, что могла и сломать.

Мы привезли её ночью в ту самую больницу, где она уже лежала год назад, и задержались в приемном отделении.

Кровь из вены не могли взять. Она просто не текла. Кровь закончилась. Кардиограмму тоже не могли сделать. Рентген не могли. У бабушки болела спина. И она не могла на ней лежать. Врач уже не знала, что делать. Выписать она тоже не могла.

Хотя я уже договорилась с пансионатом, что бабушку возьмут обратно, подготовят ей кровать.

Ночью мы позвонили в пансионат, но нам сказали ждать до утра, поскольку все уже легли, и нужно будить пол пансионата.

Дежурившая врач договорилась, и бабушку положили во временную палату, а мы отправились домой спать, и ещё мы были такие голодные, ели только утром.

Мы приехали где-то в 7 утра следующего дня, сначала нас не хотели пускать охранники. Они не знали никакой такой бабушки, но вскоре на кому-то там позвонили, и вроде как нашли бабушку.

Бабушка лежала на кровати и стонала. В соседках у неё была очень тощая женщина неопределенного возраста, и толстая женщина лет 70. Обе с сахарным диабетом, и обе не ходячие.

Лицо тощей выдавало все её пристрастия к алкоголю. Она сказала нам, что бабушка так стонет уже пять часов.

Врачи не носились вокруг бабушки. Иногда приходила сестра и ставила капельницу. Нам ничего не говорилось.

Как-то им удалось померить сахар. Он был очень высокий. Я села на постель бабушки и взяла её за руку.

Рука был ледяная, словно жизнь уже оставила это измученное временем тело. Кончики пальцев были синие.

- Капельницу прокапают и будет лучше, - сказала толстая женщина, - у меня так было.
Я до последнего не верила, что бабушка уходит.

Она лежала и смотрела на меня из щелочек глаз. Но уже была не здесь. Черты лицо заострились. Когда принесли завтрак, бабушка оживилась, и даже покушала немного.

Аппетит у неё был отменный до последнего.

После капельниц ей не стало лучше. Она больше не стонала, но лежала и тяжело со свистом дышала.

Толстая женщина сказала, что это ничего страшного, и у неё тоже так было.

Пришёл доктор, и нас выгнали. Посмотрев на бабушку, что-то там измерив У неё, он быстро вышел, и не глядя на нас отправился в сестринскую. Там он по телефону стал говорить, что динамика отрицательная, и что быстро нужно готовить реанимацию.


Мы полностью раздели бабушку. Медсестра нас торопила. И втроём взвалили её тело на каталку. Я вдруг почувствовала, что вижу свою любимую бабушку в последний раз.

И поцеловала её в холодную щеку. Я не могла прочувствовать этот момент, он словно был в тумане. Я не понимала, что вот он конец, и когда мы с Мичиру ехали на велосипедах домой, я говорила себе, что точно вылечат, точно, это же Московская реанимация.


К тому же толстая женщина сказала, что тут реанимация творит чудеса. Медсестра тоже подбодрила нас.
Просто бабушки было слишком много лет. И её жизненный путь был закончен.

Мы ещё отнесли в реанимацию памперсы.

Мы приехали и легли спать. Когда мы проснулись, нам позвонили, и сказали, что ваша бабушка умерла 2 часа назад, и они сделали все возможное.

Впереди предстояло много всего. Ведь я никогда никого не хоронила.

Бабушка, я люблю тебя и пока я жива ты будешь жить во мне, в воспоминаниях.

История бабушки на этом завершена.

Вспоминая и прокручивая по много раз эту историю у себя в голове, я понимаю, что мы постоянно встречали людей, которые нам помогали в чем-то, помогали совершенно бескорыстно, просто потому что они очень добрые и хотели помочь...

Но об добрых людях я напишу позже, и так слишком длинная история получилась



Tags: Бабушка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О нашей стычке с ЧОПом.

    В этот раз нас решили не пустить на фабрику на каршеринге (это такой кратковременный прокат машины через приложение, становится популярен в крупных…

  • О нашем названии «Крошечные истории». Неудачи продолжаются.

    Наше название Tiny Stories (или в переводе с английского крошечные истории) придумала Мичиру. Все началось с крошечных домов (Tiny House), есть…

  • Динки заболела.

    Были отклики на посты о развитие нашего бизнеса, мне говорили, пиши ещё. И я даже рада бы писать, но вдруг обнаружила, что катастрофически не хватает…

  • Наши «Крошечные истории», начало

    Я не могу сказать, что начинать бизнес как то особенно страшно, неопределенно да, но не страшно. Деньги тоже в бизнес приходит как-то нестабильно,…

  • Как я уволилась. Часть 2 (заключительная)

    Я тут перечитывала свой дневник, и натолкнулась на этот текст: Как я уволилась. часть 1 Я же недописала. Кстати, если вам интересно, я могу…

  • Татуировки

    Сегодня шли с Мичиру по бульвару до метро и считали татуированных людей. Всего за 100 метров Бульваров насчитали больше 15 (это у тех, у кого…

  • Я тут продала свою машину.

    Я работала в ФСКН, зарплата 30000. О машине даже не мечтала, то есть, конечно, надеялась, что она у меня когда-нибудь будет, но и как и обычные люди…

  • Легко ли в Москве встретиться?

    Часто путешествую, по городам нашей России, я замечаю, что один из ощутимых плюсов это то, что люди чаще встречаются друг с другом. В Москве не…

  • Вам, наверное, интересно, как дела у бабушки?

    Я тут осознала, что я не писала в дневник несколько месяцев, а ведь есть люди, которые тоже переживают за бабушку. Рассказываю как у неё дела.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments